Предприятия мясоперерабатывающей отрасли Ленинградской области и Санкт-Петербурга


Timestamp: Fri, 10 Dec 2010 22:52:34 +0300
Версия для печати. URL: http://meatspb.ru/kom/articles.31.php

Ускова Ольга Анатольевна: Президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ)

За время своего существования рынок инновационных технологий пережил немало кризисов, причиной которых почти всегда была финансовая «перегретость». Конечно, каждая отрасль старается раздуть перед инвестором свои экономические перспективы, но инновационный сектор в этом смысле обладает наиболее богатыми возможностями. Во-первых, инновационные технологии – направление модное, вызывающее неконструктивный ажиотаж у большинства людей. Во-вторых, в экономическом смысле это направление в некотором роде довольно неконкретное. Сколько стоит автомобиль или промышленная линия металлообработки, а также потенциальный рынок их сбыта можно рассчитать достаточно точно, а вот определить реальную цену технологии с высокой интеллектуальной составляющей и ее экономические перспективы – невозможно. Не существуют оценочные критерии стоимости работы ума. И потому на волне ажиотажа, грамотно используя рекламу и пиар, появляется возможность поднимать стоимость высокотехнологических проектов до заоблачных высот. Как показывает практика, в расчетах коммерциализации инновационных компаний обычно лежит такой объем фантазии, какой не могут позволить себе компании из других отраслей. И когда наступает час испытаний и становится видна огромная разница между реальной стоимостью компании и искусственно завышенной благодаря рекламе, происходит кризис. Ярким примером этого служит кризис инновационного сектора США конца 80-х годов. Первые успешные высокотехнологические проекты – DEC, IBM, Microsoft, Intel, – в одночасье сделавшие миллионерами никому не известных ученых, породили небывалый предпринимательский интерес к инновационному сектору. Сюда хлынули деньги инвесторов, которые совершенно не понимали и не хотели понимать сути инновационных проектов, их сложную организационную составляющую и высокие финансовые риски. Они просто рассчитывали вкладывать деньги и гарантированно получать большую прибыль. Как результат – из инновационного сектора ушли профессионализм и содержательность. Обезумев от нахлынувшей денежной массы, директора начали искусственно раздувать стоимость своих компаний, используя в качестве инструмента рекламу, а не коммерческие расчеты, основанные на содержании технологических работ. Так, вместо профессиональных менеджеров инновационный рынок заполнили финансовые спекулянты (или, как их называли, «стервятники»), чьей задачей было не выпустить законченный высокотехнологический продукт, а заработать как можно больше денег. Их тактика заключалась в покупке high-tech компании, раздувании ее стоимости и скорой перепродаже другому инвестору, пока тот не разобрался что к чему. Разработка технологий сама по себе их не интересовала. Инновационный сектор превратился в финансовую пирамиду, только вместо паев и ваучеров использовались акции компании. Об экономической целесообразности никто не думал. Распространенной была практика, когда 5–6 инновационных компаний занимались разработкой одной и той же технологии, а инвесторы об этом даже не подозревали. Более того, «стервятники» оказались столь агрессивны, что стали выживать из проектов самих основателей, мешавших им работать и настаивавших, что нужно заниматься делом, а не спекуляцией. Закончилось это тогда, когда наступило время инновационным компаниям реально показать, чего они стоят. Когда картина прояснилась, все и рухнуло. Думали, что инновационному сектору конец, оказалось, что кризис стал толчком для его возрождения. Отсутствие легких денег способствовало уходу с рынка «стервятников» и возвращению профессионалов, интересующихся не игрой, а технологическими разработками. И инновационный сектор опять ожил. После того как в течение нескольких лет бума не было рождено ни одной серьезной технологической разработки, а было лишь производство IPO-шных «мыльных пузырей», сектор опять забурлил новыми идеями. В частности, так у людей появился Интернет. Правда, именно Интернет через 10 лет станет предметом нового кризиса в инновационном секторе, когда вокруг интернет-компаний возникнет нездоровый инвестиционный ажиотаж. Опять на рынок вернутся некомпетентные инвесторы, и начнут раздуваться «мыльные пузыри». И опять наступит кризис, а за ним последуют очищение рынка, начало нормальной работы по технологическому поиску. Так появились потребительская сотовая связь, технология Wi-Fi, новые разработки в секторе биотехнологий. Так что стадии «перегрев–кризис–возрождение» являются цикличными для инновационного сектора.